УДК 347.53/347.132

К ВОПРОСУ ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ РАЗМЕРА КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА

№14,

Юридические науки

Ступина Светлана Александровна (Кандидат юридических наук)
Шерстяных Александра Сергеевна (Кандидат технических наук)


Ключевые слова: ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ; ВОЗМЕЩЕНИЕ ВРЕДА; КОМПЕНСАЦИЯ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА; CIVIL LIABILITY; COMPENSATION FOR HARM; COMPENSATION FOR MORAL HARM.


Аннотация: В законодательстве Российской Федерации предусмотрены случаи компенсации морального вреда, но не регламентирована процедура расчета денежной оценки величины физических или нравственных страданий. Этот вопрос разрешается по судебному усмотрению. Размеры компенсации морального вреда, назначаемые в настоящее время судами, имеют большой разброс в значениях.

В статье дан анализ существующих методик определения размера компенсации морального вреда, предложены некоторые рекомендации использованию унифицированных критериев, которые могут быть включены в соответствующие формулы его определения.


В настоящее время все большее внимание в рамках гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный преступлением, уделяется вопросу компенсации морального вреда.

В силу положений ст. 151 ГК РФ физические и нравственные страдания, наступившие в результате нарушения неимущественных прав лица либо посягательства на нематериальные блага гражданина, по усмотрению суда могут подлежать денежной компенсации.

При этом размер такой компенсации носит оценочный характер. В соответствии со ст. 1101 ГК РФ при определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

В отношении этого в определении Конституционного Суда РФ от 15 июля 2004 г. № 276-О указано, что «само по себе использование в оспариваемой норме таких оценочных понятий, как «разумность» и «справедливость» в качестве требования, которым должен руководствоваться суд при определении размера компенсации морального вреда, не свидетельствует о неопределенности содержания данной нормы и не приводит к какому-либо неравенству при ее применении, поскольку названное правовое предписание не препятствует возмещению морального вреда гражданину в случаях, предусмотренных законодательством».

Безусловно представленная суду свобода усмотрения, играет важную роль при компенсации морального вреда, поскольку применение общих правовых предписаний к конкретным обстоятельствам дела позволяет суду всесторонне, с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего, учесть характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степень вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда.

Вместе с тем, отсутствие иных, кроме указанных, критериев определения размера компенсируемого морального вреда, приводит к разрозненности судебной практики и как следствие правовой неопределенности.

Если в ситуации компенсации морального вреда, наступившего в силу действий, не подпадающих под признаки преступления, еще можно рассуждать о достоинствах и недостатках правоприменительной практики при предоставленной законом суду свободе усмотрения и независимости, то в случаях преступного посягательства, особенно на нематериальные блага гражданина и, в первую очередь, его жизнь и здоровье, обоснованно вести речь о необходимости унификации такой практики и, соответственно, выработке более четких критериев, позволяющих всесторонне и полно компенсировать причиненный жертве моральный вред.

Заметим, что последствия преступления имеют как гражданско-правовую, так и уголовно-правовую сторону. Вред, причиненный уголовно-наказуемым общественно опасным деянием, подлежит возмещению. Именно этому и служит гражданский иск в уголовном процессе, который выступает наиболее распространенной и эффективной формой реализации возмещения причиненного вреда потерпевшему.

Реализация норм отраслей материального права, регулирующих гражданско-правовую ответственность, дает возможность всесторонне восстановить имущественную сферу потерпевшего. Таким образом, при совершении преступления, возникает две разновидности охранительных правоотношений – гражданские и уголовные.

В уголовном судопроизводстве не содержится запретов на применение норм гражданского права в отношении, как института возмещения имущественного ущерба, так и морального вреда. Присутствие юридического факта, лежащего в основе привлечения лица к гражданско-правовой и уголовной ответственности, создает возможность для совместного рассмотрения гражданского иска в уголовном судопроизводстве.

Преступления, объектом которых выступают такие нематериальные блага, как жизнь и здоровье, обладают повышенной общественной опасностью. Законодатель в УК РФ определяет приоритет охраняемых благ, ценностей и общественных интересов согласно положениям статьи 2.

Вред, причиненный преступлением личности, широк и включает как материальный, так и нематериальный аспект. Лица, пострадавшие вследствие совершения в отношении них преступления, могут нуждаться в медицинской помощи и различных реабилитационных мероприятиях (как физических, так и моральных), которые могут быть весьма дорогостоящими.

Игнорирование унифицированных критериев для определения компенсации морального вреда, приводит к тому, что на практике разброс значений указанного огромен [1]:

– при смертельном исходе от 5 000 до 8 500 000 руб., среднее значение – 111 263,63 р.;
– при нанесении тяжкого вреда здоровью от 1 000 до 3 126 800 руб., среднее значение – 192 986,52 р.;
– при нанесении средней тяжести вреда здоровью от 5 000 до 500 000 руб., среднее значение – 87 902,25 р.;
– при нанесении легкого вреда здоровью от 3 000 до 200 00 руб., среднее значение – 31 418,64 р.

Наибольший разброс наблюдается при назначении компенсации морального вреда, который нанесен причинением тяжкого вреда здоровью и доходит до различия в 17 000 раз при смертельном исходе.

Поэтому необходимо выработать на законодательном уровне единый подход к определению размера компенсации морального вреда.

Отметим, что в литературе встречаются подходы к определению размера компенсации морального вреда на основе единого алгоритма.

Например, Г. Шафикова [2] предлагает установить величину компенсации морального вреда в твердых размерах, но при этом учитывать конкретные обстоятельства дела. Она предлагает установить верхние и нижние границы, так называемые «вилки», величины компенсации морального вреда в зависимости от состава правонарушения.

Г. Горшенков [3] предлагает в качестве основополагающего критерия оценки размеров компенсации морального вреда, нанесенного преступлением, использовать принятый в криминологии коэффициент относительности тяжести отдельных видов наказания. Умножив указанный коэффициент на МРОТ, получим базовую величину размера компенсации морального вреда, которую затем можно уточнить в зависимости от конкретных, заслуживающих внимание, обстоятельств. К сожалению, алгоритм учета этих обстоятельств в работе не приводится.

В.Я. Понарин [4] предлагает два подхода к определению размера компенсации морального вреда: «поденный» и «посанкционный». Концепция «поденного» метода исчисления компенсации морального вреда заключается в расчете среднего ежедневного дохода причинителя вреда. При этом в случае, если суд придет к выводу о необходимости взыскания с ответчика суммы, равной его доходу за несколько дней, то эту сумму можно будет легко определить, зная средний ежедневный доход ответчика. Достаточно умножить средний ежедневный доход ответчика на количество дней, назначенное судом для определения суммы компенсации. При использовании такого подхода соблюдается принцип справедливости, ведь причинители вреда могут иметь разный уровень дохода.

Однако, по мнению самого Понарина В.Я., такой подход не учитывает общественную опасность совершенного преступления. Далее в его работе предлагается метод расчета денежной компенсации в зависимости от санкции, предусмотренной статьей Уголовного кодекса, применяемой к подсудимому. Такой подход автор назвал «посанкционный» [4]. В основе метода лежит такой вид наказания, как лишение свободы, выраженный в месяцах. Понарин предлагает за каждый назначенный месяц лишения свободы взыскивать с подсудимого в качестве компенсации морального вреда один МРОТ.

Например, при умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью, согласно п. 1 ст. 112 УК РФ наказывается лишением свободы до трех лет. Следовательно, размер взыскиваемого морального вреда должен быть не более 36 МРОТ.

В случае если наказание назначается в виде исправительных работ без лишения свободы, В. Понарин предлагает суду при определении размера компенсации морального вреда исходить из приравнивания срока исправительных работ к сроку лишения свободы день за день.

Таким образом, используя «посанкционный» показатель, суд может определить как нижнюю, так и верхнюю границу размера денежной компенсации морального вреда.

Согласно ст. 43 УК суд может назначить более мягкое наказание, чем предусмотрено законом. Следовательно, границы размера денежной компенсации морального вреда могут быть изменены в соответствии с решением суда.

Недостатком данного подхода является то, что автор ограничивается только преступлениями и не рассматривает методику применительно к различным видам правонарушений, а также на усмотрение суда остается оценка степени тяжести моральных и физических страданий потерпевшего.

В юридической литературе встречаются работы, в которых авторы предлагают системный подход к определению размера денежной компенсации морального вреда, заключающийся в использовании тех или иных универсальных формул.

Например, А.Т. Табунщиков [5] предлагает следующую формулу для определения размера компенсации морального вреда:

D=T \times f_v \times (1-f_s) \times c \times \frac 1p (1)

где D – размер возмещения действительного морального вреда;
Т – степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред;
fv – степень вины причинителя вреда, при этом 0 ≤ fv ≤ 1;
fs – степень вины потерпевшего, 0 ≤ fs ≤ 1;
c – коэффициент учета заслуживающих внимания фактических обстоятельств, при этом 0 < c ≤ 2; p – коэффициент учета имущественного положения причинителя вреда, при этом 1 ≤ p ≤ 2. Табунщиков предположил, что преступление, совершенное в отношении пострадавшего окажет влияние на всю его оставшуюся жизнь. Очевидно, что разные люди реагируют по-разному на критические ситуации в их жизни «…один и тот же психогенный фактор, например, смерть близкого родственника, может вызвать у нескольких лиц разные психические реакции (один спустя некоторый промежуток времени вернулся к повседневной жизни, однако при наличии психогенного фактора (смерти другого лица при аналогичных или сходных обстоятельствах) вспоминал о случившемся, другой же, наоборот, навсегда утратил жизненную активность)». Поэтому предлагается оценить продолжительность страданий. В качестве начального момента выбираем возраст потерпевшего в момент совершения в отношении него противоправного деяния. А в качестве окончания страдания – его смерть. Коэффициент Т (для оценки длительность страданий) предлагается рассчитывать по следующей формуле:

(2)

где T – степень физических и нравственных страданий;
Amax – ожидаемая продолжительность жизни при рождении (можно найти в демографических сборниках, публикуемых Федеральной службой государственной статистики ежегодно);
At – возраст потерпевшего, в котором он претерпел моральный вред;
K – коэффициент пропорциональности.

Для оценки денежного размера величины компенсации морального вреда автор предлагает использовать МРОТ: «например, один месяц претерпевания морального вреда равен размеру одной минимальной заработной платы», тогда 12 МРОТ – размер величины компенсации морального вреда за год.

При определении степени общественной опасности противоправного деяния Табунщиков предлагает исходить из базисного значения, который соответствует максимальной санкции УК РФ, назначаемой убийству при наличии отягчающих обстоятельств (п.2 статьи 105 УК РФ наказывается лишением свободы на срок от восьми до двадцати лет).

При выборе значения коэффициента учета имущественного положения причинителя вреда Табунщиков предлагает исходить из уровня денежных доходов на душу населения [6]. Согласно действующей методике Федеральной службы государственной статистики, население РФ, в зависимости от уровня денежного дохода, принято делить на пять групп (первая группа – группа населения с наименьшими доходами, последняя – с наибольшими). Табунщиков предлагает принимать значение коэффициента учета имущественного положения причинителя вреда равным единице в случае, если его денежные доходы можно отнести ко второй и последующим группам. В остальных случаях он не дает никаких рекомендаций и предлагает оставить этот вопрос на усмотрение суда.

Проведем расчет для следующего примера [7]. Подсудимый Бондаренко А.К. совершил убийство потерпевшей З.И.А. <...> года рождения, а также кражу чужого имущества. Руководствуясь ст. ст. 307, 308 и 309 УПК РФ, суд приговорил Бондаренко А. К. признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105, ч. 1 ст. 158 УК РФ, и назначить ему наказание:

– по ч. 1 ст. 105 УК РФ в виде лишения свободы на срок 12 лет с ограничением свободы на срок 1 год,
– по ч. 1 ст. 158 УК РФ в виде ограничения свободы на срок 2 года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем полного сложения, из расчета один день лишения свободы за два дня ограничения свободы, окончательно Бондаренко А. К. назначить наказание в виде лишения свободы на срок 13 лет с ограничением свободы на срок 1 год.

Поскольку в электронной версии Приговора суда отсутствуют реальные данные о возрасте потерпевшей, то постараемся его оценить на основе косвенной информации. По тексту Приговора можно понять, что возраст потерпевшей близок к среднему. Возьмем значение At равным 45 лет и определим год ее рождения равным 2018 – 45 = 1973. Тогда, согласно данным Федеральной службы государственной статистики [8], ожидаемая продолжительность жизни при рождении в 1973 году для женщин составляет Amax = 73,53.

Поскольку базисное значение коэффициента пропорциональности равное единице соответствует максимальному наказанию 20 лет, а суд постановил наказание 13 лет, то в нашем случае К = 13/20 = 0,65. Тогда Т = (73,53 – 45) × 12 ×11 163 × 0,65 = 2 484 147,04 руб.

Затем определим размер возмещения действительного морального вреда D по формуле 2. Определим остальные коэффициенты:

степень вины причинителя вреда fv = 1;
коэффициент индивидуальных особенностей потерпевшего i=1 (предлагаем взять его среднее значение равное единице);
коэффициент учета заслуживающих внимания фактических обстоятельств причинения вреда с=1 (также предлагаем взять его среднее значение равное единице);
степень вины потерпевшего fs = 0;
коэффициент учета имущественного положения причинителя вреда р = 2.

Тогда размер возмещения действительного морального вреда D равен: D = 2 484 147,04 × 1 × 1 × 1 × ½ = 2 484 147,04 руб.

Рассматривая последний алгоритм, следует заметить, что его автор считает остроту восприятия негативного события одинаковой на протяжении всей жизни. Более верным представляется подход, при котором острота страданий снижается с давностью лет, прошедших от момента негативного события. В первый год потерпевший наиболее остро ощущает последствия совершенного в отношении него противоправного деяния, во второй – почти также остро, как и в первый, в последующие года острота постепенно снижается и сводится на нет в последний год жизни.

Поэтому мы предлагаем в формуле Табунщикова для определения коэффициента Т использовать вместо разности A = (Аmах – Аt) следующую формулу, рассчитанную как сумму ряда А:

A= \sum_{i=0}^t \frac{t-i}{t} = \frac {1} {t} \sum_ {i=0}^t (t-i) (3)

где t = [Аmах – Аt] – длительность ожидаемых страданий, т.е. количество лет, на протяжении которых потерпевший будет испытывать страдания, связанные с воспоминаниями или последствиями совершенного в отношении него негативного события. Квадратные скобки обозначают целую часть числа (т.е. дробная отбрасывается).

Вторая часть формулы представляет собой арифметическую прогрессию, каждый член которой отличается от предыдущего на единицу, сумма которой рассчитывается по известной формуле:

S=\frac{a_1+a_n}{2} \times n (4)

где a1 – первый член арифметической прогрессии,
an – последний член арифметической прогрессии,
n – количество членов арифметической прогрессии.

В нашем случае первый член арифметической прогрессии равен t, последний – 0, количество членов арифметической прогрессии равно t.

Тогда формула 3 будет выглядеть следующим образом (см.формулу 4):

A= \sum_{i=0}^t \frac{t-i}{t} = \frac {1} {t} \sum_ {i=0}^t (t-i) =  \frac {1}{t} \times \frac{1+t}{2} \times t= \frac{1+t}{2}

Проведем расчет для нашего примера (в случае убийства). В нашем случае, t = [73,53 – 45] = 28. Т.е. 28 лет убитая могла бы еще жить.

A = (1+28)/2 = 14,5.

Тогда значение Т = 14,5 × 12 ×11 163 × 0,65 = 1 262 535,3 руб.

При определении коэффициентов, необходимых для вычисления действительного морального вреда будем исходить из тех же соображений, как и в предыдущем случае, т.е. fv = 1, fs = 0, c = 1, p =2.

Тогда размер возмещения действительного морального вреда D равен: D =1 262 535,3 × 1 × 1 × 1 × ½ = 631 267,65 руб.

Предложенная авторами настоящей статьи модификация формулы Табунщикова позволяет получить результат, который близок к средним значениям назначаемых судами размерами компенсаций морального вреда при смертельном исходе [1]. Однако вопрос определения на законодательном уровне единого подхода к определению размера компенсации морального вреда остается актуальным и нуждается в комплексном подходе к его решению [9].


Список литературы

  1. Фаст, И. Компенсация морального вреда при причинении вреда жизни и здоровью: практические итоги после 25 лет существования института в РФ : научно-аналитическое исследование / И. Фаст, А. Нестеров, М. Соколова. – Москва, 2017. URL: http://sila-zakona.ru/images/docs/booklet.pdf (дата обращения 30.07.2018)
  2. Шафикова, Г.Х. Компенсация морального вреда, причиненного работнику : Автореф. дис. канд. юрид. наук. – Новосибирск, 2000. URL: http://law.edu.ru/book/book.asp?bookID=1219694. (дата обращения 28.05.2018)
  3. Горшенков, Г.Г. Моральный вред и его компенсация по российскому законодательству : дис…. канд. юрид. наук. – Нижний Новгород, 1996. URL: http://www.dissercat.com/content/moralnyi-vred-i-ego-kompensatsiya-po-rossiiskomu-zakonodatelstvu . (дата обращения 28.05.2018).
  4. Понарин, В.Я. Защита имущественных прав личности в уголовном процессе России. – Воронеж, 1994.
  5. Табунщиков, А.Т.. Институт компенсации морального вреда в российском гражданском праве. / под ред. д-ра юрид. наук С.В. Тычинина. – Белгород: Изд-во БелГУ, 2007.
  6. Социальное положение и уровень жизни населения России. 2017 статистический сборник / Росстат – M., 2017.
  7. Приговор № 2-31/2017 2-5/2018 Омского областного суда по делу № 2-31/2017 от 25 января 2018 г. URL: http://sudact.ru/regular/doc/ SeRSCuvWRyLc/ (дата обращения 29.07.2018).
  8. Демографический ежегодник России. 2017 : статистический сборник / Росстат. – 2017.
  9. Гражданско-правовая ответственность за вред, причиненный террористическим актом : отчет о НИР (заключ.) : 28 / СибЮИ МВД России ; рук. С.А. Ступина; исполн.: А.С. Шерстяных [и др.]. – Красноярск, 2018. – № ГР 07170528.