УДК 159.9

КУЛЬТУРНО-ЭТНИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕЖИВАНИЙ У БАШКИР В ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ СИТУАЦИЯХ

№19,

Психологические науки

Усcаева Анжелика Сталеновна


Ключевые слова: ПСИХОЛОГИЯ ЭТНОСА; БАШКИРЫ; ПЕРЕЖИВАНИЯ В ЭКСТРЕМАЛЬНОЙ СИТУАЦИИ; ЭТНИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА; PSYCHOLOGY OF ETHNOS; BASHKIRS; EXPERIENCES IN EXTREME SITUATIONS; ETHNIC CULTURE.


Аннотация: В предложенной статье проводится анализ культурно-этнических особенностей народа башкир. Выявляется на основании приведённых исследований спектр нравственно-этнических основ, межличностного гендерного взаимодействия и детско-родительских отношений. Это дало возможность составить общий образ башкир и предположить о вероятных реакциях в поведении представителей в экстремальной ситуации.

Сложившаяся ситуация в последние годы в России (террористические акты, техногенные катастрофы, межнациональные конфликты,) указывает на необходимость подготовки специалистов, способных эффективно и профессионально оказать экстренную психологическую помощь жертвам экстремальных, кризисных ситуаций [4]. Экстремальная ситуация представляет собой «выходящий за рамки обычного и бытового», способствующая при индивидуальной оценке приводить к разрыву сознания ее субъекта и его дезадаптации [5; 6]. Важно учитывать особенности психического реагирования в зависимости от культуральных и этнических аспектов для эффективного оказания помощи.

Для анализа переживаний башкир в экстремальной ситуации необходимо рассмотреть особенности нравственно-этнических основ взаимодействия в культуре башкир.

Распространение ислама в башкирском крае началось в X–XI вв. ислам определил развитие не только религиозной, но и всей духовной культуры башкирского народа. т ем не менее, он стал и верой, и образом жизни, и нормой, регулирующей социальные стороны их бытия собствующих формированию нравственного мира человека. Ислам также способствовал укреплению эстетических и гигиенических правил в повседневной жизни []. Башкиры по своему укладу являлись полукочевым этносом, когда скот находился в собственности отдельных племенных семей представлялась данная форма являлась «кочевым феодализмом», отражаясь в стремлении башкира быть в родственных отношениях с богатой родовой верхушкой []. «Шежере» — письменная форма генеалогического рода башкиров, необходимый атрибут каждого племени как воплощение особой ценности в сознании народа племенных взаимоотношений и уважение к предкам-старейшмнам [2].

В число ритуалов различных религиозных праздников (Ураза-Байрам) входит праздничный обед, беднякам раздают милостыню, дарят подарки, посещают друзей. Приглашают друзей, соседей. Бедным семьям и старикам оставшихся без родственников свежеиспечённую выпечку передают через своих детей [3].

На протяжении всей жизни башкир с момента своего рождения и до смерти проживает с необходимостью получения одобрения своих действий и доброго напутствия со стороны родителей и односельчан поселения. Обязательными благопожелания считались во время отправления в долгую дорогу, на войну, выдачу замуж, когда все односельчане выходили и провожали уходящего [2]. Сплочённость и взаимопомощь родственников обеспечивали коллективную и личную безопасность, сохранность семейного скота и родовых пастбищ. Неприкосновенность частной и общинной собственности гарантировалась нормами обычного права, в частности, кровной местью — карымта/ (ҡарымта) и экономической — барымта (барымта), совершаемой общими усилиями родового подразделения или рода соразмерно величине нанесённого ущерба [2].

Многоступенчатость родоплеменной структуры башкир, соподчинённость и относительная самостоятельность её звеньев позволяли гибко регулировать хозяйственную деятельности [3].

Гендерные нормы в этнической культуре башкиров представлены рядом особенностей. Согласно патриархальному мировоззрению, статус личности в обществе, его взаимоотношения с другими определялись его полом и возрастом. Традиционно выделялись четыре основные фазы жизненного цикла: детство, молодость, зрелость и старость. Возрастная терминология башкирского языка является интересным толковым словарём, в котором нашли представленность ролевые функции мужчин и женщин в общественной жизни [3].

В лексике, характеризующей девушку, отразились народные представления о том, что главное её предназначение — выйти замуж. Девушку взрослую называли — “созревшая девушка” (еткәнҡы ҙ), а девушку брачного возраста — “девушка на выданье” (кейәүгә бирерлек ҡыҙ) [2;3].

Для юноши, кроме физиологической готовности к браку, важно было стать настоящим джигитом (егет). Характеризуя юношей, подчёркивали их физические возможности: “способный ногой разорвать ж елезо” (“т ипһә, тимер өҙөрлөк»), “стал большим, как тополь” (“тирәк кеүек егет булған»); навыки и умения в хозяйстве: “егет, способный оседлать коня” (“айғыр тотоп менерлек егет булған»); готовность к браку: “егет, которому пора жениться” (“кәләш эйттерерлек егет «). С момента достижения совершеннолетия юноши и девушки были готовы вступать в брак и создавать самостоятельную семью [3].

Главной задачей мужчины и женщины в пору зрелости было рождение и воспитание детей. Мужчины в основном занимались хозяйством и общественной деятельностью, женщины — воспитанием детей и работой по дому. Каждый мужчина стремился завоевать авторитет и положение в обществе, стать “достойным своего рода и племени”(ил ағаһы) [3; 7].

Положение у женщин в семье было разным. Например, старшая женщина пользовалась почётом и уважением и распределяла молодым женщинам хозяйственную работу. В некоторых областях килён – молодая невестка, обязана была закрывать лицо от других старших мужчин и свёкра и не имела права с ними разговаривать, принимала пищу отдельно. Также например, башкирские женщины вообще не должны ходить на кладбище, не то что «проводить ночь на кладбище в молитвах». Мужчин тоже не обязывают посещать могилы предков, поскольку у башкир существует запрет без надобности ходить на кладбище. Однако, по сравнению с другими мусульманскими народностями башкирские женщины пользовались относительной свободой [7].

С древнейших времён внутри родового подразделения существовала родовая экзогамия, но особенно строго соблюдался запрет на заключение браков внутри семейнородственной группы в пределах нескольких поколений по отцовской линии (до четвёртого поколения): между двоюродными и троюродными братьями и сестрами. Вопрос о замужестве решался старшими членами, зачастую отцом. Главным условием заключения брака был калым в совокупности со скотом и продуктами, который мог выплачиваться частями. Также «махр» – необходимая сумма, полагающаяся невесте при разводе по шариату. Со стороны невесты приданое, которое также включало скот. Молодые за редким исключением могли познакомиться до свадьбы [7]. Можно сказать, что отношения между супругами основывались на вере в укоренённость традиций и необходимость их передачи следующим поколениям.

Особенности традиций детско-родительских отношений в этнической культуре также базируется на истоках кочевого образа жизни и в большей степени нормах ислама. Например, исследователи выделяют большие патриархальные (сложные) и малые (нуклеарные) семьи у башкир и связывают первые с кочевниками и полукочевниками, а вторые — с земледельцами. Как пережиточная форма патриархальной семьи или промежуточная между большой и малой семьями рассматривается неразделённая семья. Компактное проживание на одной территории (как правило, в одном ауле) одновременно четырёх-пяти поколений кровных родственников позволяло сохранять и регенерировать многие патриархально-родовые институты вплоть до конца XIX—начала XX вв., особенно в районах полукочевого скотоводства. Подчёркивая близость своего родства, члены родового подразделения употребляло в отношении себя выражение «дети одного отца», «один корень» [8].

Наряду с уважительным отношением к кровным связям связующей основой жизнедеятельности социума считалось гармоничное развитие детей и здоровье. Беря на себя ответственность за ребёнка, вместе с семьёй, которой характерна была доминирующая роль в этом процессе, её несла и вся община. Рождение ребёнка в молодой семье было счастливым явлением в роду. Женщина-многодетная мать, пользовалась почётом и уважением у родственников. Бездетная же женщина престиж теряла в глазах общественного мнения. Женское бесплодие представлялось самым большим несчастьем, и виделось как болезнь или следствие воздействия злых духов, божье наказание за грехи. Мужчина имел право жениться повторно, если первая жена не могла забеременеть [3; 7; 8].

После рождения новорождённого укладывали сразу в детскую колыбель. В обрядах родиных базовым считался торжество празднования— бишектуй — колыбель. Эта традиция символизировала признание ребёнка обществом, выделение ему своего жилища — колыбели; тогда же давалось и имя ребёнку. Проведение ритуала обрезания по мусульманскому обычаю предполагалось старшим родственником мальчику в возрасте 6-9 лет. Озвученные выше обряды были направлены на обеспечение здоровья и благополучия ребёнка и его семьи. Многие действия, несмотря на наличие магических элементов, имели рациональную основу. Разнообразные обряды в честь ребёнка символизировали связь матери и ребёнка и с обществом и племенем [8].

Отец в семье всегда считался главой семейства, являясь хранителем семейных патриархальных устоев, его же мать – главной в доме после старшего сына. Ему неукоснительно подчинялись младшие члены. Примечательно, что молодая невестка могла вернуться в отчий дом и навестить родителей через два-три месяца после свадьбы, когда молодые супруги отправлялись к родителям невесты (түркенгә барыу). Погостив несколько дней, муж уезжал, оставив жену в родительском доме на продолжительное время. В значении “родня жены”, “родители жены” слово “туркен”. Каждая невестка с нетерпением ожидала эти поездки, воспринимая их как вознаграждение за терпение и повседневный тяжкий труд [7].

Характерные особенности психологии башкирского этноса основываются на многослойным традиционном мировоззрении башкирского народа. На разных этапах исторического развития менялись представления о мире, рождении, жизни и смерти человека. С утверждением ислама домусульманские верования частью были вытеснены, частью приспособлены к канонам официальной религии и в целом тесно переплелись с нею. В башкирской народной психологии, религии и философии можно обнаружить оттиски очень далёких древних представлений. Мировоззрение, сформировавшееся у башкирского этноса в далёком прошлом, к нашему времени утратило свою целостность, однако по материалам обрядов, обычаев, поверий, языка, фольклора можно попытаться раскрыть некоторые его стороны.

Обоснованные предположения о поведении и переживаниях этноса в экстремальных ситуациях. Таким образом, обобщив теоретический анализ приведённых выше исследований можно предположить о том, что в ситуации чрезвычайной представители башкирского этноса вероятнее всего будут обращать внимание в паттернах поведения и его проявления на людей, имеющих статус, обличённых властью или старших по возрасту (отцы, старшие братья, старшие, люди в форме). Благодаря тому, что превалирует в этом этносе уважение к социальному мнению и ориентация на него, поэтому могут ожидать определённого руководства и направления.


Список литературы

  1. Алламуратова Л. Х. Подготовка к отправлению в путь в традиционной культуре путешествия башкир// Исторические науки и археология. Перспективы науки. – 2015. — №5 – С. 27 – 29.
  2. Алкин М. Традиционная народная культура башкир на рубеже тысячелетий// ВАТАНДАШ. Издательство: Государственное унитарное предприятие Республики Башкортостан Издательский Дом «Республика Башкортостан» (Уфа). – 2015. — №7. — С. 196-206.
  3. Бикбулатов Н., Шитова С., Фатыхова Ф. Башкиры: этническая история и традиционная культура / Издательство: Башкирская энциклопедия (Уфа). – 2002. – 248с.
  4. Джамелова Г. П. Особенности подготовки специалистов психологов в работе с экстремальными ситуациями// Актуальные направления научных исследований: от теории к практике издательство: общество с ограниченной ответственностью «Центр научного сотрудничества «Интерактив плюс» (Чебоксары) — 2016. — №1 (7) – С.166-167.
  5. Кадыров Р. В. Проблема экстремальности в современной психологической науке личность в экстремальных условиях и кризисных ситуациях жизнедеятельности// Издательство: Центр клинической и прикладной психологии (Владивосток). – 2011. – С. 40-55.
  6. Кадыров Р. В., Ильина И.С., Волкова Е.Е. Стиль руководства и трудовая мотивация у сотрудников экстремальных профессий // Научное обозрение. – 2015. — С. 355 — 362.
  7. Шарапова И. Р. Ислам и праздничная культура башкир// Вестник челябинского государственного университета. — 2009. — № 33 (171). — С. 59 –61.
  8. Хайбибуллина А. Ф. Детский фольклор как механизм социализации ребенка в традиционной культуре башкир (конец хiх — начало xx вв.) // Вестник костромского государственного университета. Издательство: Костромской государственный университет (Кострома) – 2017. – 23 (1) – С. 106-110.